Улангерский скит
Боzрский скит и Улангерскаz трехсотнетнzz сосна
Улангерский скит найти было совсем не трудно - благо на всех картах до сих пор сохранилась одноименная деревня, которая сейчас, правда, состоит лишь из развалившихся домов. Стоит тут всего один жилой дом, где в теплое время года ещё живут люди. Располагается он около огромной трехсотлетней сосны. Именно с неё и хотелось бы начать рассказ.
Мост через небольшую речушку, что протекает около Улангеря. Сейчас её завалило ветками, отчего сам мостик превратился в небольшую плотину, а река перед мостом - в пруд, покрытый ряской.
Сосна стоит в самом конце деревни - пропустить её трудно. Около неё даже табличка есть. И, говорят, сюда возят туристов. Не знаю насчет туристов, но вот размер сосны на самом деле впечатляет!

Одни говорят, ей сто пятьдесят лет, другие сказывают - двести, а третьи готовы утверждать, что все триста. Обросла за это время она легендами о своем долголетии, о своей живучести.

Рассказывают, как лет сто назад пришли два брата к сосне этой, спилить хотели. Только к делу приступили - ослепли. Шесть недель слепыми были, пока у сосны прошения не попросили. Через какое-то время нашелся еще один. Тот захотел срубить её. Только раз тяпнул — щепка в глаз отлетела. На всю жизнь окривел. Так и стоит сосна целехонька до сих пор.

Говорят, что в 1996 году заметили экологи и члены общества охраны природы, что у сосны-долгожителя вершина стала желтеть. Начали думать, что делать?

Пока они думали, собрались люди верующие, духовно насыщенные. Отслужили молебен «за здравие и исцеление болящей», прошли вокруг крестным ходом с иконой старого письма, что нашлась у старицы одной в Фундриковой деревне. Сосна поправилась. Хоть верь в силу молитвы, хоть не верь, но сосна с тех пор зеленеет.

Думаю, что это все выдумки конечно, так как крайне сомневаюсь, что какие-то экологи наблюдают за отдельной сосной и тем более борются за её существование, да и подобные легенды есть про многие священные деревья или рощи.
Подойдя к самому дереву, я заметил, что люди под корой дерева оставляют мелкие монетки да вязаные из березовых прутиков кресты. Скорее всего это туристы, так как в старообрядчестве таких традиций я не встречал. Да и четырехконечный крест явно не старообрядцы плели

Ну а теперь немного исторической справки: откуда такое название, когда и как появился скит и почему канул в лету. Поэтому предоставлю слово А. Майорову и тексту его замечательной книги "Скиты Нижегородского края"
"
Само слово «улангер» - марийское. Состоит оно из двух слов: «оланга» - окунь в переводе на наш язык и «ер/яр» — озеро. В целом получается - Окуневое озеро. Как утверждали жители деревни Улангер, тихих озер в округе, где бы водились окуни, нет. Так откуда же взялось «рыбное» название? Оказывается, во всем виновата молния. Дело было так.

В Костромской губернии есть Макарьевский уезд, а в нем деревня Журавижное. Так она сейчас называется. А в XVII веке здесь находился старообрядческий скит. Располагался он неподалеку от Улангера (Окунева озера), а потому и прозывался Улангерским. Настоятельницами скита да игуменьями в нем были боярыни да дворянки. С ними вместе обитали десятка два-три инокинь крестьянского роду-племени. Скит Улангер был довольно богат, имел свою церковь, в которой совершались молении во славу Божию. Но то ли вели себя монашки не совсем по-христиански, то ли в молитвах своих были неискренни, послал на них Всевышний кару Господню. Как говорят, в 1780 году, в сам Крещенский сочельник (18 января) тучи нашли темные, молнии засверкали, грянул гром. Вдруг разнеслось среди инокинь, находящихся в церкви и возносящих свои истовые помышления Христу, страшное слово: «Горим! Пожар!» Горел шпиль церкви крестом увенчанный, молнией зажженный. Пламя быстро охватило церковь и перекинулось на рядом стоящую обитель. Из церкви мало что удалось спасти от стихии огненной. Увидев в этом наказание Божие за грехи соделанные. в ужасе разбежались инокини и белицы по снегу глубокому в деревни окрестные.

Долго пришлось собирать игуменье обители Свечиной Акулине Степановне, бывшей Галичской боярыне да племяннице её дворянке Федосии Федоровне Сухониной своих инокинь в уцелевшие от геены огненной жилища-обители.

Собравшись, решили, когда сойдут снега, просохнут дороги, уйти в места другие и основать в стороне дальней новый скит.

Так закончилась жизнь скита Улангерского в Костромской губернии. Позднее на этом месте появится другое поселение - Журавижное, так как новые поселенцы первыми увидели на озере том не окуней, а Журавлей.

При впадении малой речки Черной Песошенки в более крупную речку Южный Козленец в незапамятные времена основан небольшой скиток Фундриков. Был он невелик, располагался в местах глухих, а потому оставался незаметным для властей. Лихое для других скитов «Питиримово зорение» обошло Фундриков скит стороной. С версту выше Фундрикова, почти в верховьях Песошенки, на возвышенном берегу облюбовали для обустройства скита своего бывшие Улангерские скитницы. Прибыв сюда на новое свое пристанище, установили большой, трехметровый деревянный осьмиконечный крест и отслужили молебен, освящая место сие. После этого приступили к обустройству скита. Посильную помощь оказывали крестьяне Фундрикова, Ивановского, Елистратихи да скита Осиновского. Но основная благотворительная помощь шла из Москвы, с Рогожской старообрядческой общины. Не скупились купцы, бояре да родовитые дворяне оказать погорельцам в нужде находящимся помощь «для становления на ноги» веры своей.
"
Речка около сосны
Единственный жилой дом в Улангере
Кстати, потверждение легенды об основании скита мы находим и у Мельникова-Печерского:
Когда старый Улангерский скит в последних годах прошлого столетня сгорел от молнии, ударившей в пору необычайную, в самый крещенский сочельник, галицкая помещица Акулина Степановна Свечина со своею племянницей Федосьей Федоровной Сухониной собрала разбежавшихся от ужаса матушек, привела их на речку Козленец и поставила тут доныне существующий Улангерский скит. Все скитские жители с умиленьем вспоминали, какое при «боярыне Степановне» в Улангере житие было тихое да стройное, да такое пространное, небоязное, что за раз у нее по двенадцати попов с Иргиза живало, и полиция пальцем не смела их тронуть ''. (В Улангерском скиту, Семеновского уезда, лет тридцать тому назад жил раскольничий инок отец Иов, у которого в том же Семеновском уезде, а также в Чухломском были имения с крепостными крестьянами. Этот старик (Иона Михайлович Сухонин) был родственник Свечиной, едва ли не племянник ее. В Улангере, до самой высылки из скитов посторонних лиц (то есть не приписанных к скиту по ревизии), жили две дворянки, одна еще молоденькая, дочь прапорщика, другая старуха, которую местные старообрядцы таинственно величали «дамою двора его императорского величества». Дама эта действительно по мужу принадлежала к разряду придворных, но была вдова гоф фурьера.).
П. И. Мельников-Печерский
От себя хочется добавить, что у меня есть большие сомнения по поводу этимологии названия скита - откуда в Костромской области взяться марийцам, которые жили сильно южнее? Так что точку в этом вопросе ставить нельзя.

Но вернемся к книге

"
Новоотстроенный скит в память о былых временах, где прошли многие годы жизни инокинь, назвали Улангерским. Так название Улангер перешло из Костромской губернии в Нижегородскую, в места наши. Со временем скит разросся, окреп. В нем в разные годы насчитывалось, как сказывают, до двадцати обителей как женских, так и мужских. Большинство иноков и инокинь были беглопоповского толку, но были и такие, что придерживались беспоповского согласия. Между собой они не враждовали, но общались мало.

Скит новый, как и прежний, считался боярским, так как нередко сюда прибывали вдовые купчихи, основывали свою обитель и, приняв «большой образ» - схиму, становились игуменьями этих обителей, а «челядь» купчих, привезенная ими с собой посвящалась в «малый образ», то есть иночество. Несовершеннолетние девицы оставались до совершеннолетия «белицами».

Основательницам нового Улангерского скита Бог дал долгие годы жизни. Мать Феодосия Сухонина мирно почила в жизни сей и захоронена на восьмом десятке лет на улангельских могилах.

Другая основательница, Акулина Свечина после пожара, который случился в 1815 году, перешла на житие в скит Комаровский, так как её обитель, ставленная вместе с покойной Феодосией, в пожаре том сгорела. Там она в преклонных годах скончалась, там и похоронена.

Каждая обитель скита имела свою моленную, а при ней кельи, в которых жили монахи или монашки. Так, по рассказам, в одной из келий жила девяностолетняя мать Клеопатра по прозвищу Ерахтурка (родом из села Ерахтура, что под Касимовым. Твердо она стояла в древлем благочестии, за что нередко терпела от властей нужды, скорби и узы тюремные, за это чтили старушку и всячески ее ублажали. В Минодориной обители жила мать Феоза. Остра умом и сведущая была во всех законах. По нужде даже в сенат писала. Но всем заправляла здесь мать Юдифа, ярославская купчиха, игуменья самой большой обители, совместно с другой игуменьей старицей Феклой, признанной старообрядцами святой.

Принимали в Улангере «беглых» попов, то есть тех, что разуверились в новой никоновской вере и перешли на служение к старообрядцам, исполняя каноны и требы по древним богослужебным книгам и крестя двуперстно. Собиралось их, священников, здесь иногда до двенадцати, тогда службу справляли «соборно». Но чаще всего направляли священнослужителей в другие скиты и поселения, где в них испытывали нужду духовную.
"
Кресты на одном из кладбищ Улангеря Кресты на одном из кладбищ Улангеря Кресты на одном из кладбищ Улангеря
"
Моленные обителей уставлены были иконами старинными, имелось в них множество книг старопечатных, все это перевезено из сгоревшегоранее скита, что был в Костромской губернии, но не малая часть пожертвована благотворителями из самой Москвы.

Влияние скита на жителей окрестных деревень было велико и вполне естественно, что это не давало покоя церковным иерархам да чиновникам государственным. В 1838 году согласно указа царя-императора Николая I губернским Нижегородским начальством скит Улангерский переименовывается в деревню Улангерь. Скит официально больше не существует, но практически он продолжает существовать. Именно в него, в Улангерь, было решено перевести скитниц Оленевского и других скитов в ходе Мельникова уничтожения скитов 1853-1855 годов.

В результате притеснений и угроз часть жительниц скита вынуждена была принять «единоверие» и присоединиться к Осиновской единоверческой общине, что располагалась в трех верстах от Улангеря Другая часть, притом большая, обругав настоятельницу «еретичкой» и «предательницей древлей веры», вынуждена была переселиться в деревни Ивановское, Фундриково, Елистратиху и другие. Туда же были переведены или перенесены все ценные скитские книги и иконы. Со слов старожилов в феврале 1858 года Улангерьский скит прекратил свое существование. Все, что напоминало о скитской жизни, разрушили. Последнюю моленную переделали под жилую избу, в которой жила одна единоверка.

Улангер как скит больше не существовал, но Улангерь как деревня осталась. Долгое время собирались здесь на Пасху потомки светильников древлей веры, чтобы совершить поминальную службу, поклониться предкам своим, склонить голову буйную у могилы матушки Феклы, признанной старообрядцами святой, так как мощи её оказались нетленными.

Есть здесь три старинных кладбиша, одно из которых является действующим и поныне.
"
Деталь голбца
На одном из кладбищ расположены относительно современные могилы, однако попадаются и довольно старые. Скорее всего, это было не скитское кладбище, а клабдище деревни Улангерь
Место же самого скита тоже можно довольно хорошо проследить, и тут, как нигде больше, видно планировку скита: где стояли дома, где была тропка к воде, где центральная дорога, а где колодец.
Речной обрыв - граница скита
Ниже можно посмотреть небольшую галерею фотографий мест жилой и хозяйственной застройки Улангеря
Домовая яма
Обоженная глина
Центральная поляна (скорее всего тут и стоял крест)
Дерево на месте домовой ямы или погреба
Река
Спуск к реке между домами
Возможно колодец
Домовая яма
То и дело под ногами попадается битая посуда.
Этот горшок, скорее всего, не скитского периода,
но тоже довольно старый
Чуть поодаль же можно найти ещё одно кладбище - старое скитское. На нем расположены могилы жительниц старого Улангеря, на некоторых из них можно различить надписи. Надгробья постепенно зарастают травой и мхом, но видно, что время от времени из очищают. В следующем году постараюсь полностью считать все надписи с них и представить здесь.
Ниже небольшая галерея с фотографиями надгробий
Как рассказывали мне жители соседней деревни, в 90-е эти могилы активно раскапывали лихие парни - жители окресных деревень и сел. И на самом деле, до сих пор на месте кладбища видны песчаные ямы на месте могил....

А вот, кстати, какие шикарные наличники можно встретить в тех местах!
Made on
Tilda