Ключеваz гора
Отец Макарий и 19 мучеников за древлеправославие
Во время поездки вниз по Керженцу, я пытался найти и запечатлеть места, связанные с историей нижегородского старообрядчества, и как раз сегодня про одно из таких мест и пойдет речь.
Вот этот холмик, на котором располагается кладбище и березовая роща, на первый взгляд совсем неприметен, однако неприметен он лишь людям, которые не знакомы с трагическими событиями, произошедшими здесь в 1719 году. События эти лишний раз показывают, насколько зверски Петр I относился к старообрядцам... Находится это место около деревни Ключи, что рядом с Пафнутово - место, где когда-то было много скитов...

Кладбище тоже здесь старообрядческое (как и многие в Семеновском районе)
Архиепископ Нижегородский и Алатырский Питирим (ок. 1665-1738).
Wikipedia
Деревни по Линде-реке одна возле одной. Пройдешь километр, два - другая деревня. Поэтому именно здесь, в старинном селе Пафнутово выбрал Питирим, епископ Нижегородский, место для «диспута» своего, на площади около деревянной церкви «Трех Святителей», построенной в 1699 году как опора православия среди укрывающихся «раскольников». Был у него, у Питирима, как говорит сказание народное, здесь «свой человек» - старец Варсонофий. Он доставил в леса керженские грамоту питиримову со сто тридцатью архиерейскими «каверзными» вопросами.

Вручил их главе керженских раскольников - диакону Александру, этому упрямому высокому бородачу с кроткими голубыми глазами. Говорят, что диакон Александр был родом из Костромской губернии. С молодых лет занимали его вопросы об истинности веры. Однажды он встретил старицу Елизавету из Ярославского монастыря, которая сказала ему:

«Истинная вера обретается в сокровенных местах, а именно в лесах и всем желающим спастись нужно идти туда, в леса глухие».

После слов таких, запавших в его душу, Александр оставил жену, детей, место диакона при церкви и отправился сначала в Ярославль. Там на постоялом дворе встретил он старца Кириака да инока Иону со скита Комаровского и отправился с ними в леса керженские.

Жил в разных скитах, переходил из одного в другой, обучая и сам учась. В 1709 году в скиту Лаврентия, где он был принят как диакон, постригли его в монахи «по расколу» и допустили к священству. С этого времени стало известным его имя по всему Керженцу.

К 1719 году, когда были готовы ответы на вопросы Питирима, Александр ученостью своей, крепостью в вере стал духовным руководителем старообрядцев беглопоповского толка. Потому именно он отправился к Питириму для вручения ответов на его «зловредные» сто тридцать вопросов.
Как гром среди ясного неба облетела скиты керженские весть: Питирим, христопродавец, диакона Александра в тюрьму монастырскую в Нижнем засадил при отдаче ему ответов. Гнев и ужас охватил старцев и стариц келейных. Думали, что ждать теперь от него, от «зверя» этого Питирима. Многие шли с обращениями к начальному старцу Макарию, что жил в келье, в лесах керженских за советом. Теперь именно ему, Макарию придется ответ держать перед «еретиком» и «мучителем» нижегородским, а он уже назначил встречу - диспут на праздник Покрова Пресвятой Богородицы - 1 октября 1719 года.

Диакон Александр к этому времени был привезен закованным в узы в Пафнутово. Вот как описывает ход диспута в своем рассказе «За крест и веру» писатель Юрий Прилуцкий (он же священник Петр Шумилин церкви Пресвятой Живоначальной троицы села Богоявление), опубликованном в 1917 году:
«В полном облачении с иконами и хоругвями вышел Питирим. Среди площади, перед церковью на помосте был поставлен аналой, рядом стол с грудой книг старинных в кожаных переплетах... Откуда-то появилась сотня гвардейцев Петровского Преображенского полка и, нещадно расталкивая толпу, сделала проулок от села до площади. В дальнем конце показалась партия закованных в цепи скитских отцов под конвоем десятка гвардейцев с обнаженными саблями, позади на вороном (черном) коне ехал капитан гвардии Ржевский... Бледные, изможденные, с вырванными ноздрями с искалеченными лицами, в изодранных одеждах, в крови, с выдранными бородами, но спокойные, тихо позвякивая цепями на ходу, направлялись отцы к помосту... Александр начал свою речь. Но в самый пыл начатой речи тяжелый кулак Ржевского опустился на голову диакона Александра и он как подкошенный повалился на землю»
Воевода Мещеринов подавляет Соловецкое восстание.
Лубок XIX века
Диспута не получилось. Выборные от староверов различных скитов, убоявшись увиденного страхом великим и под грозным влиянием Питирима, подписали «доношение» им самим составленное о том, что ответы «староверов» скитских неправильные. Первым показал пример и поставил подпись иуда (предатель) Варсонофий. После этого Питирим проявил «милосердие» и отпустил задержанных. Так закончился «диспут».

Доношение с подписями «раскольников» было представлено самому императору - Петру I. Однако «торжество Питиримово» длилось не долго. Старцы, оказавшись на свободе, по всему Керженцу «изобличали» ложь епископа нижегородского. Диакон Александр, не стерпев этой неправды, отправился в столицу в Петербург к самому царю Петру Алексеевичу. В хоромах царских он был схвачен и «допрошен с пристрастием». Под пытками жестокими он не отказался от показаний на Питиримову ложь. Упрямого «фанатика» в цепях отправили в Нижний на питиримов суд.

В это время в краю Нижегородском на Керженце реке бурлили страсти старообрядческие, осуждающие гонителя веры истинной, веры отцов и дедов — Питирима, за неправду его, за истязание старцев подписей ради. Осуждали и боялись. Боялись не зря. Дошли до питиримовых ушей «злословия». Был схвачен священноинок Макарий, старцы Досифей да Иосиф, да еще семнадцать «рьяных» защитников веры старой. Всех их привели под конвоем в цепях, закованных на пологую гору, что между селом Пафнутовым и деревней Ключи находится. Здесь была выкопана большая и довольно глубокая яма, по краям которой стояли столбы с перекладинами и готовыми веревочными петлями. «Упрямцы староверы» сами с Исусовой молитвой на устах накинули на себя петли. Сильный толчок по команде и ... конец.
С тех пор гора эта, где проходила «инквизиция» зовется в народе Ключевой горой (рядом деревня Ключи), а место, где проходила казнь - «Виселица». Сейчас на месте этом видна обширная яма с оплывшими пологими краями (земля осела).Стараниями старообрядцев, чтущих светлую память о мучениках за веру Христову, осенью 2003 года на «Виселице» поставлен большой поклонный крест с табличкой. На ней надпись: «Отец Макарий и 19 мучеников за древлеправославие».

Праведный старец Макарий старообрядческой церковью признан святым, имя его занесено в синодик (книга, в которую заносятся имена для поминовения). Диакона Александра мы оставили в тот момент, когда повезли его на питиримов суд. А суд был скор.

На Благовещенской площади в Нижнем Новгороде, около Дмитриевской башни, при большом стечении народа было зачитано уложение 7157 года от сотворения мира второй главы первой статьи: «учинить вождю Керженского раскола беспоновшинского согласия диакону Александру, как злому клятвопреступнику, усечение главы и сожжение на огне его воровского тела».
Смертный приговор Александр выслушал спокойно, не переменившись в лице. Потом сняли цепи с обезглавленного тела и здесь же на площади предали его сожжению. Останки диакона схоронили в детском гробике.
Это «деяние», совершённое 21 марта 1720 года, потрясло весь раскольнический мир. Затем последовали «зорения» и уничтожения скитов Керженскго края. Опустели леса чернораменекие. Многие ревнители древней веры потекли в другие места, даже за пределы России, а те, кто оставался здесь, забивался в самую лесную глушь уйдя подальше от скитов и деревень....
*Использован текст книги "Скиты керженского края" А. Майорова
Made on
Tilda